Агния Львовна Барто
AgniyaBarto.Ru - Агния Барто. Стихи для детей.
Крупнейший сайт о творчестве Агнии Львовны Барто.
Основан на сборнике стихов под редакцией самой Агнии Львовны (последний и самый лучший авторский сборник) без соблюдения хронологии, по тематическим или жанровым разделам. Тексты стихов для детей и юношества, а так же для самых маленьких; киносценарии, воспоминания, переводы, видео, аудио и дополнительные материалы (биография, статьи о Агнии Львовне Барто). Юмор и сатира в творчестве Агнии Львовны Барто. К 103-летию со дня рождения поэтессы.

Агния Барто

собрание сочинений Gatchina3000.ru



В начало


 

Барто Агния Львовна

Записки детского поэта

В защиту Деда Мороза



Мы о вас напишем сочиненья,
Полные любви и удивленья,-

В защиту Деда Морозаэти строчки Ярослав Смеляков посвятил женщинам. Прекрасные строчки! Но, если бы они были моими, я бы посвятила их детям, ведь им принадлежит наша самая радостная любовь, и они —современные дети— люди поистине удивительные. Мыслят и рассуждают они по—взрослому, а проявляют свои чувства и поступают по—детски. Иной вполне 'взрослый' разговор с отцом или старшим братом сразу прерывается при слове 'мороженое'. Сочетание общественных чувств с непосредственностью и наивностью особенно пленяет меня у младших детей. Ученик второго класса говорит бабушке:

— В этом месяце вся наша семья должна есть больше яблок.

— Для чего? — недоумевает бабушка.

— Понимаешь, белки в этом году не сумели запасти достаточно корма, и мы собираем для них косточки и соревнуемся со вторым 'А'. Мне нужно двести граммов.

— Двести граммов косточек? Сколько для это надо съесть яблок? — ахает бабушка.

— Ничего, я приналягу! - самоотверженно заявляет юный общественник.

0 чем же мечтают они, наши школьники?

Мечта, омраченная тревогой:

'Я переписываюсь с девочкой из Вьетнама, скорее 6ы пришло ее письмо, она мне давно не пишет. Может быть, ее уже нет в живых? Как вы думаете? Киселева Оля. (4-й класс)'

Мечта, важная тоже:

'Я мечтаю, чтобы на земле был мир, и о том, чтобы стать библиотекаршей. Это мечта важная тоже, но первая важней. Правильная ли у меня мечта? Или это мечта не очень важная? У моих подруг мечты свои, личные. Мы с ними часто спорим - что самое важное на земле. Я им доказываю, что мир, а они доказывают свои мечты.
Коничева Валя. (7-й класс)'

Мечта, трудно осуществимая:

'Дорогая редакиия!!!..... Моя мечта -это звери, и я надеюсь, что она осуществится, и что в скором будущем я приобрету все необходимое для меня и зверей. Я очень люблю зверей. Некоторых я перечислю: обезьян, медвежат, тигрят, львят и еще очень и очень многих. Так вот я очень вас прошу, чтобы вы мне купили или достали обезьяну, медвежонка, тигренка или львенка. В зоопарке, в магазине или где-нибудь. Ну, пожалуйста, купите и пришлите по такому адресу Зиновьевой Татьяне. Я деньги уплачу, только пришлите и купите'.

Мечта чисто лирческая:

'Здравстзуйте, дорогая писательница! Очень хочу с вами переписываться. Пока писать больше нечего, пишите скорей ответ. До свидания, даже не хочется прощаться.
Остроухова Оля. (2-й класс)'

Лев Толстой утверждал, что в детстве человек определяет свои отношения с семьей, В отрочестве — отношения с окружающим его обществом, в юности — с человечеством. применительно к нашим детям можно сказать так: с детстве человек определяет свои отношения не толыко с семьей, но и с окружающим его обществом, то есть с детским коллективом. В отрочестве он приобщается к широкому миру, к проблемам гражданственным и общечеловеческим. В юности — к нему нередко приходит умственная зрелость.

Но в столь стремительном развитии наших детей есть и свои издержки. Мир детства — это мир доверия, мир воображения. И как хотелось бы, чтобы он всегда оставался таким. Но тут происходят свои ЧП. В один прекрасный день, в канун Нового года, дети вдруг дружно принялись развенчивать Деда Мороза. Во многих семьях и в детских садах стали раздаваться чересчур трезвые детские голоса:

— Мама, зачем ждать, отдай мне новогодний подарок сегодня, я же знаю, что не Дед Мороз, а ты его купила.

— Клавдия Ивановна, вы для нас Деда Мороза уже в Мосэстраде заказали?

Дети и прежде знали, что Дед Мороз 'не настоящий', но им хотелось верить в него, в сказку, в праздничную выдумку. Раннее повзросление принесло многим из них и раннюю рассудочность. Одной из первых жертв оказался Дедушка Мороз. Потому-то я и написала стихотворение, шуточное, но с подтекстом.

В защиту Деда Мороза

 
Мой брат, меня он перерос,
Доводит всех до слез,
Он мне сказал, что Дед Мороз
Совсем не Дед Мороз.

Он мне сказал:
— В него не верь! -
Но тут сама Открылась дверь
И вдруг я вижу:
Входит дед.
Он с бородой,
В тулуп одет,
Тулуп до самых пят.
Он говорит:
— А елка где?..
А дети разве спят?

С большим Серебряным мешком
Стоит,
Осыпанный снежком,
В пушистой шапке дед…
А старший брат
Твердит тайком:
— Да это наш сосед. Как ты не видишь?
Нос похож,
И руки,и спина.
Я отвечают: - Ну и что ж,
А ты на бабушку похож,
Но ты же не она!

В молодые годы, осмеяв в стихах встревожившее меня явление, я переставала о нем думать, а теперь вот стихотворение написано, а меня не оставляет мысль: только ли раннее повзросление наших детей повинно в развенчании того, что им недавно было дорога? Можно быть, причина и в другом? За добрый месяц до Нового года в витринах всех детских магазинов появляются нарядные елки, по залам 'Детского мира' и многочисленных универмагов разгуливают и разговаривают с детьми деды-морозы. Чего бы лучше! Но в одеяние снегурочек порой облачаются все продавщицы, без разбора, и молодые и достаточно пожилые, а иной Дед Мороз, когда ему становится жарко, запросто снимает шапку вместе с париком и, вытерев мокрый лоб, надевает ее снопа. Так на глазах у детей тают сказочные образы. В преддверии праздника видела я в 'Детском мире', как общался с детьми дежурный дед Мороз. Стоя на возвышении, он вопрошал толпившихся снизу ребятишек:

- Ну-ка, ну-ка, кто из вас прочтет стишок?

Желающие находились, тем более что за это полагалась открытка. Взобравшись на возвышение, дети прямо в шубах, шарфах и шапках быстро проговаривали стихи и, деловито взяв открытку, спускались вниз. Веселья не было никакого.

Подчас взрослые, охваченные вместе с детьми елочной лихорадкой, мимоходом раскрывают тайны Деда Мороза, интересуясь его заработком или ценой подарков. Глядишь, дети на празднике оценивают:

- Вчера подарок лучше был - с апельсином...

- Сегодня снегурочка плохие подарки раздавала - одни вафли!

Дорожить миром детства - значит оберегать его от рассудочности, равнодушия, а мы иногда сберегаем детей от другого: от вздохов сочувствия, от малейшего душевного волнения. Вот и получается - дети и 'домашние', и в детских садах стали закрывать уши ладонями, когда, к примеру, в сказке звучит горькая жалоба братца Иванушки, превращенного злой ведьмой в козленка:

 
Костры горят высокие,
Котлы кипят чугунные,
Ножи точат булатные,
Хотят меня зарезати!

- Не хочу! Не хочу! Не читайте! - твердят дети. Иные взрослые умиляются: какие добрые детки! Боюсь, что здесь не доброта, а зачатки эгоизма. Ребята не хотят ни на миг расстраиваться, хотя заранее знают, что конец будет хорошим.

Поэзия для детей у нас веселая, но, к счастью, не только развлекательная. Сила лучших детских поэтов именно в том, что они в своем творчестве нашли сочетание детскости и взрослости, умеют со своим читателем говорить занимательно о серьезном и важном. И это очень дорого.

Одна юная читательница сказала: 'Люблю стихи влиятельные', видимо влияющие на чувства и поступки. Советская поэзия для детей 'влиятельная' поэзия, в большой мере благодаря ее доброму юмору и дыханию лирики. Но явственно ощутима подлинная лирика, главным образом, в стихах о природе; на проблемы нравственные она отзывается реже. Еще на Четвертом съезде писателей я говорила, что у нас мало стихов, которые могли бы встревожить мысль и сердце ребенка, стихов, способных вызвать слезы у него на глазах... Но с детскими слезами дело обстоит не так-то просто.

Четырехлетняя Олечка выронила слезинку, узнав, что 'зайку бросила хозяйка'. Рассерженный папа тут же пишет в газету и строго вопрошает: 'Разве допустимо, чтобы книжка для маленьких вызывала слезы? Почему автор позволяет себе омрачать счастливое детство советского ребенка и травмировать его душу?'

Говорила я и про дедушку, одержимого желанием, чтобы его внучка все видела в розовом свете. Убоявшись что она, упаси бог, пожалеет Колобка в сказке и расплачется, дедушка переделал народную сказку. По его воле Колобок стал кататься как сыр в масле и был избавлен от всех бедствий, а внучка тем самым - от переживаний. Этот дедушка был первой ласточкой в редакционной почте, но и по сей день в ней находишь просьбы сердобольных бабушек и дедушек помочь им опубликовать 'обезболенные' варианты народных сказок. Стоит ли нам так уж рьяно охранять детей от сильных чувств?

Напротив, детям нужна вся гамма чувств, рождающих человечность.

Старалась я, как могла, убедить молодых поэтов, что искать новый ход к сердцу современного ре6енка, новую 'влиятельную' лирическую интонацию – задача интереснейшая и для самого поэта. Не знаю, как других, но себя я в этом убедила и в своих стихах занялась поисками новой действенной лирической интонации. Нет, я не отказалась от дорогих для меня веселых и сатирических стихов, но в книжку, над которой я тогда работала 'За цветами в зимний Лес', включила стихи, написанные в откровенно лирическом ключе.

Белинский говорил, что искусство смешить труднее искусства трогать. Мне кажется, что в наши дни искусство растрогать не менее трудно, а иногда и остро необходимо. В свое время советская поэзия для детей решительно отказалась от всякой слащавости, умильности, ложной трогательности. Но, ожегшись на молоке, мы стали, дуть на воду. Может быть, как раз потому и надо сейчас вселить в душу ребенка подлинную высокую лиричность, которая защитит его от рассудочности, от 'развенчания' Деда Мороза.





Rambler's Top100
© http://gatchina3000.ru/, 2001-2010




заказать срочно диплом.